fbpx
Искать …

Поиск

Искать выставки, концерты …

Дворец и его история

На протяжении столетий Кадриорг был жемчужиной в короне многобашенного Таллинна. Миниатюрный летний дворец в стиле итальянского барокко, окруженный по образу и подобию Версаля регулярным парком с фонтанами, живыми изгородями и цветниками, был воздвигнут на берегу Балтийского моря по воле русского царя Петра I. За 290 лет своего существования этот носящий имя супруги Петра Екатерины I дворцово-парковый ансамбль пережил периоды расцвета и забвения, видел помпезные прибытия великих императриц XVIII века, романтические прогулки наслаждающихся соленым морским воздухом светских дам и кавалеров XIX столетия, вынес революционные бури XX века, был то храмом муз, то символом власти. Все эти разные эпохи оставили свой след в облике дворца, вписали свою страницу в историю Кадриорга.

XVIII век – история создания Кадриорга

Исход Северной войны (1700–1721) еще не был решен, когда царь Петр I приступил к строительству нового дворца вблизи Ревеля (Таллинна), который бы подобал правителю великой державы, какой хотел видеть Россию Петр. Он желал быть истинно европейским монархом и во всем стремился подчеркнуть культурное и историческое единство России и Европы. Желая создать новую реальность и новых людей, Петр начал с изменения внешнего облика страны и ее населения, и архитектуре предстояло играть в этом важную роль. Для возведения новых царских дворцов часто приглашались мастера и художники из Европы. Первой работой поступившего на российскую службу видного итальянского архитектора Николо Микетти (1675–1743) был царский летний дворец в роще близ Ревеля, как называли Кадриорг до того, как он в середине XVIII века стал окончательно носить имя императрицы Екатерины I. Дата начала истории Кадриорга – июль 1718 года – высечен в камне на памятной плите в вестибюле дворца.

Mälestustahvel Kadrioru lossi vestibüülis
empty-image

В строительстве дворца принимали участие мастера из разных стран – помимо итальянца Микетти здесь работал архитектор Гаэтано Киавери из Рима, венецианец Антонио Квадри, Саломон Цельтрехт из Швеции, рижский скульптор Хейнрих фон Берген и др. Многие из них затем работали в Петербурге, видную роль в возведении новой столицы играл и второй архитектор Кадриоргского дворца Михаил Земцов, руководивший работами после отъезда Микетти в Италию. Бригады строителей нанималтсь в России, тяжелые работы выполняли солдаты ревельского гарнизона, а также каторжники. В опустошенном чумой и войной Ревеле появление невиданно торжественного дворца и парка на месте скромных летних мыз, прибрежных валунов и можжевельников дожно было выглядеть поистине чудом.

Kadrioru lossi Ülemine aed. Ilja Surmini aruandejoonistus (?). 18. saj I pool (?). Tallinna Ülikooli Akadeemiline raamatukogu, Baltika osakond
empty-image

Это произведение архитектуры, словно хрупкий южный цветок было прнесено сюда, в северный климат, непреклонной волей рушившего традиции правителя. Однако далеко не все из задуманного Микетти и Петром было осуществлено, часть грандиозных планов осталась лишь на бумаге из-за смерти царя в 1725 г., вместе с которым надолго иссяк интерес к Балтийскому морю, морскому флоту, и вместе с тем и к Ревелю и здешнему дворцу.

Keisrinnade visiidid

Оживление в бытность Кадриорга вносили визиты императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II во второй половине XVIII века. Торжественный и праздничный приезд дочери Петра в Кадриорг состоялся в июле 1846 года. К этому времени было окончательно завершена отделка и украшения дворца. Императрица расположилась в покоях северного крыла, изначально предназначавшихся для Петра I. Любившая роскошь и празднества царица провела здесь более недели.

Tundmatu kunstnik Louis Tocqué järgi. Keisrinna Jelizaveta Petrovna. 1750-1760.
empty-image

После этого дворец пустовал почти 20 лет, до приезда сюда Екатерины II в 1764 году. Перед высочайшим визитом дворец был вновь отремонтирован и обставлен, однако большую часть отсутствовавшей во дворце мебели, как и ранее, привезли с собой из Петербурга или одолжили у местных дворян.

Katariina II portree
Tundmatu kunstnik. Katariina II portree. 18. saj II pool
empty-image

В промежутках между царскими визитами во дворце никто не жил, однако безлюдным Кадриорг все же не был. За порядком во дворце и парке следил кастелян – дворцовый смотритель. В XVIII веке эту должность занимал, как правило, архитектор, который, помимо управления дворцом, руководил возведением хозяйственных построек и чертил карты. В XVIII веке во дворце служило четыре кастеляна-архитектора – Якоб Брокке (ок. 1730–1751), Йоханн Георг Тейхерт (1752–1773), Йоханн Шульц (1773–1795) и Йохан Давид Бантельман (1795–1826). Их отчеты являются основным источником наших знаний об истории дворца, говорящим о жизни и заботах дворца на объективном языке чертежей и финaнсовых отчетов.

Johann Schultz. Kadrioru plaan. U 1783. Tallinna Ülikooli Akadeemiline raamatukogu
empty-image

На протяжении всего XVIII века дворец сохранял свой изначальный вид и предназначение – быть парадной резиденцией, прекрасным символом императорской власти в относительно независимой Остзейской провинции, образно говоря, барочным обрамлением на прорубленном Петром I «окне в Европу».

XIX век – новый расцвет Кадриорга

Началом новой главы в истории Кадриорга можно считать 1827 год. Как и раньше, так и на этот раз изменения были связаны с приездом очередного монарха, а именно, Николая I, прибывшего с визитом в Таллинн и вынужденным, к своему неудовольствию, остановиться не в построенном Петром Великим царском дворце, а в губернаторском дворце на Вышгороде, поскольку Кадриоргский дворец стоял в запустении и был непригоден для жилья. За визитом последовали распоряжения императора: передать дворец из ведения местного губернатора, кому было передано управление дворцом во время правления Павла I, Департаменту Уделов Министерства Двора; немедленно начать ремонтные и строительные работы во дворце и парке, снабдить дворец и прочие постройки всем необходимым.

Theodor Gehlhaar. Kadrioru loss (Lustschloss Catharinenthal).1835
empty-image

Произведенные в 1827–1831 гг. переустройства соответствовали произошедшим в тот период изменениям в укладе жизни царской семьи и новыми нормами придворного этикета, где прежнюю церемониальность и помпезность сменили более непосредственные личные отношения, важными стали считаться семейные узы, чувства и близость к природе. Чтобы с удобствами наслаждаться оздоровительным морским воздухом, на балконе дворца была установлена чугунная ограда с занавесями; вместо ведущей из главного зала в Цветочный сад парадной лестницы была построена полукруглая веранда, в северном крыле установлена новая лестница. Все помещения были богато мебилированы, устроены ванные комнаты, привезены люстры, персидские ковры, произведения искусства, в числе прочего также заказанный специально для Кадриоргского дворца на Киево-Межигорской фабрике сервиз.

Lossi poolümara veranda juurdeehituse projekt
Christian Meyer. Ülemise aia poolse fassaadi juurdeehituse, poolümara veranda projekt. 1828
empty-image

Изменения были внесены и в распределение функций помещений. Самые почетные комнаты были отведены под апартаменты горячо любимой супруги императора Александры Федоровны, над ними, на третем этаже располагались кабинет, приемная и спальня императора и наследника престола, оба этажа правого крыла занимали гостиные и спальни великих княжен. Церемониальная анфилада помещений XVIII века превратилась в уютный летний дом большой семьи.

В XIX веке высочайшие визиты в Таллинн имели, как правило, мало отношения к политике. Теперь сюда приезжали, чтобы отдохнуть и поправить здоровье целебным морским воздухом и купаниями, или останавливались здесь на пути в Европу, куда дочь прусского короля Вильгельма III Фредерика Луиза, она же – императрица Александра Федоровна, часто ездила в гости к родственникам вместе с детьми. Для царской семьи была построена освещенная дорога к морю, причал и купальня. Помимо дворца, для размещения многочисленных придворных, свиты и гостей были перестроены также люстгауз и старая вахтенная, ставшая теперь домиком для гостей; к зданию кухни был пристроен мансардный этаж, а в Нижнем саду устроены беседки.

Edouard Hostein. Sissesõit Kadrioru parki
Eduard Hostein. Sissesõit Kadrioru parki. 1833
empty-image

Вслед за императорской семьей в Ревель потянулся петербургский высший свет и интеллигенция. Кадриорг превратился в модный курорт, куда презжали для летнего отдыха и лечения. Между дворцом и морем возник целый район деревянных вилл, меж которых располагались многочисленные купальные салоны, водные лечебницы, пансионы и рестораны.

К концу века уклад курортной жизни сделался более простым и демократичным, что было связано с угасшим интересом к Ревелю со стороны царской семьи, предпочитавших теперь Балтийскому морю Черное и Кадриоргу – Крым. В Кадриорге теперь жили и отдыхали по большей мере зажиточные слои местного населения.

Храм муз

Полная бурь и трагедий история XX века отразилась и на жизни и облике Кадриоргского дворца. В результате февральской революции 1917 г. монархия в России была свергнута. Оставшийся было без хозяина Кадриоргский дворец весьма скоро был занят Таллинским Советом рабочих и солдатских депутатов. Когда год спустя дворец был передан в распоряжение городских властей, от прежнего убранства практически ничего не сохранилось, а паркет в парадном зале был изрублен топором.

Lossi vestibüül Weizenbergi kujudega
Lossi vestibüül August Weizenbergi skulptuuridega. 1927/28
empty-image

Стоявший перед молодой Эстонской Республикой вопрос, что делать с пустующим царским дворцом, был решен в 1921 году в пользу Таллиннского Эстонского музея. Первые произведения искусства были привезены во дворец уже в 1919 году, когда северный флигель был предоставлен эстонскому скульптору Аугусту Вейценбергу. Изначально основную часть экспозиции музея составляло этнографическое собрание, художественная коллекция в то время лишь начинала складываться.

Muuseumi kolimine
Tallinna Eesti Muuseumi Ühingu sissekolimine Kadrioru lossi. 1921
empty-image

В качестве художественного музея Кадриоргский дворец был открыт после ремонта в 1927 году. Здесь было представлено как собрание европейского искусства, произведения прибалтийско-немецких художников, так и национальное художественное наследие – работы Йохана Кёлера, Пауля и Кристьяна Рауда, Антса Лайкмаа и др., а также современные художники – Конрад Мяги, Пеэт Арен, Николай Трийк и другие. И хотя доминировало общее настроение гордости за свой первый настоящий художественный музей, большая часть художественных кругов считала, что в длительной перспективе дворец все же является неподходящим для музея, и мечтала о строительстве нового здания.

Ekspositsiooni vaade
Vaade ekspositsioonile. 1928
empty-image

Привыкание к новой функции дворца требовало времени, так, в газете Eesti Päevaleht за 25 января 1927 г. читаем: «Музей сделал все от него зависящее. Наилучшим шагом со стороны общественности и школ теперь было бы посещение музея. Музей тогда жив, когда в нем кипит жизнь. Жизнь движет музеем, а музей обогащает жизнь.» В течение первого десятилетия независимости Эстонской республики Кадриорг стал центром художественной и культурной жизни. Многие художники, например, скульптор Яан Коорт, живописцы Йоханнес Греэнберг, Аугуст Янсен и др. построили мастерские в окрестности дворца. Люди приходили сюда, чтобы приобщиться к гармоничному сообществу природы и культуры.

Под сенью трех львов

Новый этап в жизни переданного музею в первые годы Эстонской Республики дворца наступил в 1929 г. и был связан с визитом короля Швеции Густава V. Для размещения высокого гостя было решено использовать Кадриоргский дворец. Коллекции художественного музея были перемещены во временные помещения, а дворец обставлен как подобает парадной резиденции. В ответ на протесты интеллигенции было сказано, что государство слишком бедное, чтобы содержать дворец лишь в качестве музея.

Вскоре после того, как к власти в Эстонии пришел Константин Пятс, начались работы по перестройке дворца. По проекту архитектора Александра Владовского к заднему фасаду дворца был пристроен банкетный зал в необарочном стиле, по сторонам которого расположились столовая и зимний сад. Частная квартира главы государства находилась в правом крыле на третьем этаже (т.е. в помещениях настоящей выставки), парадный кабинет находился на втором этаже, в зале, изначально предназначавшемуся для спальни Петра I. Остальные помещения были отведены для размещения гостей. В оформлении интерьеров стремились подражать стилям в убранстве старинных европейских дворцов. Залы были обставлены старинной мебелью, привезенной из усадеб или приобретенной в Петербурге. Местный колорит залам должны были придать произведения прибалтийско-немецких художников (Карла Тимолеона фон Неффа, Эугена Дюккера, Оскара Гофмана, Юлиуса Клевера и др.) и первых эстонских мастеров (Йохана Кёлера, Амандуса Адамсона). В конце 1930-х годов несколько помещений было оформлено в национальном стиле, эти интерьеры сохранились и по сей день. Кадриоргский дворец и часть парка вокруг него превратился в закрытую территорию – официальную резиденцию главы государства.

Оставшаяся публичной часть парка сделалась излюбленным местом для проведения досуга многих горожан. Между дворцом и городом был создан народный парк с освещенными аллеями, скамейками, узорчатыми клумбами, концертной площадкой, а также оснащенным горками, песочницами и качелями Молодежным парком.

Главное здание Художественного музея Эстонии

В 1946–1991 гг. Кадриоргский дворец вновь служил главным зданием Художественного музея Эстонии. В советский период музей был одним из основных мест сосредоточения художественной жизни Эстонии, здесь выставлялись современные художники, проводились экспозиции классиков эстонского искусства и выставки из собраний различных музеев СССР и стран социалистического блока, знакомившие публику как с современными художниками «братских республик», так и с наследием мировых классиков (в числе прочих, выставка графики А. Дюрера в 1971, офортов Ренбрандта в 1978, картин Ф. Леже в 1974). Деятельность музея, бывшего в 1950-х «политкорректным» рупором официальной идеологии, становится более независимой и оживлённой вместе с началом «оттепели» в 1960-х. За последовавшие десятилетия древние стены дворца повидали множество выступлений эстонских художников-авангардистов, слышали горячие дебаты о судьбах современного искусства. Среди этой бурной жизни Кадриоргский дворец оставался пусть и любимым, но всё же вынужденным пристанищем эстонского искусства, великолепие барочной архитектуры которого было для владельца скорее помехой, нежели достоинством.

 

Навстречу всё большей открытости

В 1991 году полностью амортизированное здание было закрыто на капитальный ремонт и реставрацию. 22 июля 2000 состоялось торжественное открытие дворца теперь уже в качестве Кадриоргского художественного музея, экспонирующего коллекцию зарубежного искусства Художественного музея Эстонии. В ходе длившихся девять лет реставрационных работ дворец был восстановлен максимально близко к его первоначальному облику. Все работы основывались на результатах исследований искусствоведов и реставраторов.

При помощи зондажа слоёв краски и штукатурки было выявлено изначальное либо относящееся к XIX веку цветовое решение многих залов; восстановить цвета фасада начала XVIII века – красный марс, золотистая охра и белый – удалось по найденным в архивах строительным отчётам (во второй половине XX века дворец был, как правило, жёлтым или розовым). Везде, где возможно, были удалены более поздние наслоения и выявлены все сохранившиеся, либо известные из источников оригинальные детали и архитектурные решения. В числе прочего была восстановлена придающая дворцу бóльшую воздушность балюстрада по периметру крыши, той же формы деревянные балюстры видим теперь и на балконе, где они сменили опоясывавшую балкон с XIX века чугунную ограду. Несмотря на то, что восстановленный дворец оставляет впечатление подлинного и стилистически единого, он и теперь хранит в себе отзвуки разных эпох, отражает сменявшие друг друга идеалы и стили жизни.

Помимо дворца были отреставрированы или практически заново построены и входившие в дворцово-парковый комплекс хозяйственные постройки – вахтенная, кухня, гостевой дом и люстгауз, часть из которых обветшала к этому времени почти до неузнаваемости. Как и во дворце, так и здесь реставрационные работы опирались на данные из архивных документов, старинных чертежей и гравюр. К 2000 году была воссоздана и часть окружавшего когда-то дворец регулярного парка – Цветочный сад.

В своей новой роли – Кадриоргского художественного музея, дворец, с одной стороны, обрёл достойное и соответствующее ему по стилю содержание, с другой стороны, остался открытым для широкой публики. В залах дворца экспонируется западноевропейское и русское классическое искусство – живопись, скульптура и прикладное искусство, что придает залам, безвозвратно утратившим свои подлинные интерьеры, больше блеска и подобающей дворцу парадности. Можно сказать, что наряду с представленной здесь коллекцией Художественного музея Эстонии, дворец является самым выдающимся «экспонатом» музея.

Прошлое дворца стало теперь историей, которую рассказывают каждому пришедшему сюда, показывая различные «исторические наслоения» внутри и снаружи дворца – фасад и парадный зал эпохи Петра Великого, лестницы и планировка XIX столетия, необарочный банкетный зал и отделанные дубом комнаты в национальном стиле времён первого периода Эстонской Республики и т.д. История Кадриорга звучит в этих стенах на более чем двадцати языках и разносится отсюда далеко по всему миру. Вместе со старыми историями во дворце рождаются и новые – тысячи детей начинают здесь своё знакомство с миром искусства, переосмысливают для себя дворец и его историю, вплетая старинные предания в новую историю своей молодой жизни.

Сегодняшний Кадриоргский дворец исследует и бережно хранит свою историю, но не цепляется за неё, а остаётся открытым для всех и всего нового, прекрасного и одухотворённого.

Пожалуйста, носите маску!

Присоединиться к новостной рассылке!
Нажмите сюда!